Производитель медицинской техники №1 в России
Бесплатная горячая линия

23.01.2018

Оптимизация терапии гонартроза путем управления адаптационными возможностями организма

Ю. Бяловский, доктор медицинских наук, профессор, Рязанский государственный медицинский университет
А. Иванов, Елатомский приборный завод, р.п. Елатьма
С. Булатецкий, доктор медицинских наук, Рязанский государственный медицинский университет


Гонартроз
Осуществлен поиск параметров магнитного поля, положительно влияющего на адаптационные механизмы в целях оптимизации лечения гонартроза. Определено, что включение в комплексную терапию магнитотерапии, активирующей стресс-лимитирующие механизмы, дает наиболее выраженный и продолжительный положительный эффект.

К одним из заболеваний, по поводу которых пациенты наиболее часто обращаются к врачам в амбулаторной практике, относится гонартроз, характеризующийся хроническим прогрессирующим течением с периодами обострения, болевым синдромом разной интенсивности, постепенным изменением суставных поверхностей и потерей их функций [5, 7, 10]. Прежде медико-социальная значимость гонартроза недооценивалась, однако заболевание значительно ухудшает качество жизни больных и в конечном счете ведет к инвалидизации и последующему оказанию больным затратной помощи [3, 4, 7]. Оптимальное лечение гонартроза требует сочетания фармакологических, нефармакологических и в качестве крайней меры – хирургических методов.

К фармакологическим методам относят применение нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП), внутрисуставное введение глюкокортикостероидов, симптоматических препаратов замедленного действия (хондроитинасульфат, глюкозамина сульфат, диацереин, гиалуроновая кислота), локальной терапии (капсицин, НПВП) [4, 6, 9, 10], к нефармакологическим – обучение больных самоуправлению болезнью, лечебную физкультуру, снижение массы тела, ортезы, приспособления, помогающие при движении, чрескожную электроаналгезию, теплотерапию, магнитотерапию [3, 7–9, 11], к хирургическим – эндопротезирование, артропластику, остеотомию.

Применение магнитотерапии показано при гонартрозе ввиду особенностей ее биофизического влияния на организм – она оказывает не только местное воздействие на процессы свободнорадикального окисления, обменные процессы и микроциркуляцию, но и общее путем стимуляции стресс-лимитирующих и стресс-реализующих систем. Располагая комплексом положительных биофизических эффектов, магнитотерапия является безопасным методом, который может применяться у больных с коморбидными состояниями.

Авторы поставили перед собой задачу определить оптимальные параметры импульсного магнитного поля (ИМП), влияющего на адаптационные механизмы при лечении гонартроза.

В мультицентровых клинических исследованиях приняли участие 125 больных гонартрозом (средний возраст – 50,8±7,8 года). Все больные прошли полное клинико- лабораторное и функциональное обследование. Диагноз гонартроза поставлен на основании установленных действующим стандартом диагностических критериев. Оценивали общий анализ крови, уровень мочевины, холестерина, липопротеидный спектр, содержание креатинина, С-реактивного белка, кальция, фосфора; изучали показатели свертывания крови: протромбиновый индекс, протромбиновое время, фибриноген, международное нормализованное отношение. Верификация диагноза осуществлялась по рентгенологическому снимку проблемного сустава, состояние которого оценивали в соответствии с классификацией Келгрена и Лауренса. Дополнительно исследовали функциональное состояние суставов путем определения индексов Лекена, Ли, Ричи, Заболотных и оценке по визуальной аналоговой шкале (ВАШ). Обследование проводилось перед курсом лечения, сразу после него и через 3 и 6 мес.

На 1-м этапе исследования изучали реакции 20 испытуемых контрольной группы на изменяющиеся параметры ИМП от аппарата «Алмаг-01» (регистрационное удостоверение №ФСР2007/00136 от 14.12.09) для уточнения параметров, стимулирующих стресс-реализующие или стресс-лимитирующие механизмы.

На 2-м этапе исследования анализировали эффективность применения избирательно стимулированных ИМП неспецифических адаптационных механизмов в лечении больных, включенных в исследование (n=125). Больные составили 5 групп по 25 человек.

В 1-й группе применялось лечение по стандартной методике: воздействие аппаратом-плацебо на область ко- ленного сустава с экспозицией 15 мин, 15 процедур – на курс лечения, а также НПВП; во 2-й группе – активирующее стресс-реализующие механизмы ИМП (экспозиция – 15 мин) с локализацией индукторов на поясничную область; в 3-й группе – стимулирующее стресс-лимитирующие механизмы ИМП (экспозиция – 5 мин) с локализацией на воротниковую зону; в 4-й группе – базисная терапия НПВП (диклофенак – 75 мг/сут) и ИМП (экспозиция – 15 мин) с локализацией индукторов на поясничную область; в 5-й группе – базисная терапия НПВП (диклофенак – 75 мг/сут) и ИМП (экспозиция – 5 мин на шейный отдел).

По данным исследований 1-го этапа, при воздействии ИМП на воротниковую зону с экспозицией 5 мин происходит активация стресс-лимитирующих систем, а при воздействии на пояснично-крестцовую область с экспозицией 5 мин – активация стресс-реализующих систем.

На рис. 1 приведена динамика показателей вариабельности сердечного ритма (ВСР) – RMSSD (мс), РNN50 (%), Мо (мс), АМо (%) – в зависимости от области и длительности воздействия. Как следует из приведенных данных и на основании межгрупповой статистики показателей ВСР, при 15 мин воздействия «бегущим» импульсным магнитным полем (БИМП) на поясничную область происходит изменение вегетативной регуляции сердечного ритма, возрастает активность центрального контура его регуляции, что свидетельствует о нарастании симпатических влияний на синусный узел (RMSSD, мс; РNN50, %); см. рис. 1.

Динамика показателей ВСР

При воздействии на воротниковую зону в течение 5 мин происходят диаметрально противоположные процессы – прослеживается достоверное (р<0,05) смещение вегетативного баланса в сторону активации парасимпатического отдела вегетативной нервной системы (RMSSD, мс; РNN50, %) и снижения активности симпатического отдела (Мо, мс; АМо, %); см. рис. 1.

Что касается эндокринной системы, то под воздействием ИМП в зависимости от примененной дозы и локализации индукторов отмечены диаметрально противоположные реакции. При воздействии на пояснично-крестцовую зону (экспозиция – 15 мин) стимулируется выработка гормонов, участвующих в работе стресс-реализующих механизмов. Достоверно повышается концентрация адреналина (р<0,01), норадреналина (р<0,05), снижаются концентрации дофамина и серотонина (р<0,05), что коррелирует с данными, полученными при оценке ВСР (рис. 2).

Динамика уровней гормонов

При воздействии на воротниковую зону с экспозицией в 5 мин активируются стресс-лимитирующие механизмы, о чем свидетельствует достоверное снижение концентрации адреналина (р<0,01), норадреналина (р<0,05), повышение концентрации дофамина и серотонина (р<0,05); см. рис. 2.

Результаты исследования подтвердили положительный эффект курсовой терапии, но в зависимости от сочетания лечебных факторов, стадии заболевания полученные клинические данные, показатели гемокоагуляции, микроциркуляции имели большие различия. Сравнение клинических данных больных всех групп по окончании терапии выявило наименее выраженный эффект (р<0,05) у пациентов 1-й группы (использование аппарата-плацебо). У этих пациентов по окончании курса лечения практически не отмечено никакой динамики исследуемых показателей.

Максимальное (на 72%; р<0,05) снижение болевого синдрома после курса лечения, а также через 3 и 6 мес на-блюдалось в 5-й группе, в которой использовали БИМП, стимулирующее стресс-лимитирующие механизмы, в сочетании с НПВП (диклофенак – 25 мг 3 раза в сутки).

У пациентов 4-й группы, получавших терапию ИМП, стимулирующим стресс-реализующие механизмы в сочетании с НПВП (диклофенак – 25 мг 3 раза в сутки), снижение суставного индекса Ричи было менее отчетливым, причем этот индекс спустя 3 и 6 мес оказался достоверно выше, чем у пациентов 5-й группы. В то же время ослабление болевого синдрома в 4-й группе было более выраженным, чем во 2-й и 3-й группах.

У пациентов 2-й группы (ИМП, стимулирующее стресс-реализующие механизмы) и 3-й (ИМП, стимулирующее стресс-лимитирующие механизмы) отмечено более выраженное улучшение функциональных возможностей, чем у пациентов 1-й группы (соответственно на 35 и 36%). Через 3 мес. в этих группах наблюдалось ухудшение функции суставов на 50%, а через 6 мес показатели вернулись к исходным значениям.

Максимально выраженная положительная динамика функциональных показателей отмечена в 4-й и 5-й группах, причем через 3 мес у больных, леченных ИМП, стимулирующим стресс-лимитирующие механизмы, и НПВП, положительный эффект сохранялся на уровне, достигнутом после курса лечения. Через 6 мес в этих группах показатели функции суставов вернулись к первоначальным значениям.

В результате исследования выявлена достоверная прямая зависимость функционального индекса Лекена от болевого индекса Ричи (r=0,43) – чем ниже выраженность болевого синдрома, тем выше функциональные возможности больных.

Минимальная положительная динамика по шкале ВАШ после лечения отмечалась у пациентов 1-й группы, получавших НПВП (диклофенак) и воздействие аппаратом-плацебо, что имело достоверное отличие от показателей пациентов других групп (р<0,05). Через 3 и 6 мес уровень болевого синдрома по ВАШ вернулся к показателям до лечения.

Во 2-й и 3-й группах показатели по шкале ВАШ демонстрировали достоверно выраженное снижение уровня болевого синдрома по сравнению с таковым в 1-й группе. Через 3 мес болевой синдром, оцениваемый по шкале ВАШ, достоверно усилился только в 4-й группе. Максимальное снижение уровня болевого синдрома достигнуто в 4-й группе (на 46%) и 5-й (на 44%), пациенты которых получали сочетанную терапию. При оценке через 3 мес по ВАШ уровни болевого синдрома у этих пациентов были меньше, чем в 1-й, 2- й и 3-й группах, а через 6 мес. – достоверно меньше исходных.

Выявлена также прямая корреляция между болевым синдромом по ВАШ и индексом Ли (r=0,35), оценивающим функциональное состояние, которой достоверно не было между индексами Ричи и ВАШ. У пациентов 1-й группы уменьшение интенсивности парастезий было недостоверным. Во всех других группах снижение выраженности парестезий после курса лечения было значительным и практически одинаковым, без достоверных различий. Через 3 мес. парастезии были выражены меньше у пациентов 4-й и 5-й групп, а через 6 мес интенсивность парестезий у пациентов всех групп, кроме 5-й, вернулась к значениям до начала лечения.

У пациентов с коморбидными состояниями не наблюдалось обострения сопутствующих заболеваний.

Данные исследования позволяют утверждать, что комплексная терапия гонартроза с применением НПВП в сочетании с параметрами ИМП, стимулирующими стресс-лимитирующие механизмы [1, 2], позволяет достичь ремиссии заболевания длительностью >3 мес.; это дает основание рекомендовать ее к применению в лечении и реабилитации больных гонартрозом.

С целью профилактики гонартроза рекомендуется проводить повторные курсы комплексной терапии НПВП в сочетании с воздействием ИМП на воротниковую зону с экспозицией 5 мин 1 раз в 3 мес. Разработанная методика воздействия ИМП, стимулирующим стресс-лимитирующие механизмы, в составе комплексной терапии больных гонартрозом обеспечивает эффект даже у больных с коморбидными состояниями.

Литература:
  1. Бяловский Ю.Ю., Булатецкий С.В., Абросимов В.Н. Неспецифические адаптационные механизмы в оптимизации тренирующих и реабилитационных мероприятий: монография / Рязань, 2006; 384 с.
  2. Бяловский Ю.Ю., Булатецкий С.В., Глушкова Е.П. Системная организация неспецифических механизмов адаптации в восстановительной медицине: монография / Воронеж: ООО «Издательство РИТМ», 2017; 406 с.
  3. Гордеева В.Д., Владимирский Е.В., Рыболовлев Е.В. и др. Эффективность локальной и общей магнитотерапии при различных клинических формах остеоартроза // Физиотерапия, бальнеология и реабилитация. – 2013; 3: 43.
  4. Лучихина Л.В., Каратеев Д.Е. Новые подходы к ранней диагностике артроза и перспективы его патогенетической терапии // Современная ревматология. – 2014; 4: 33–8.
  5. Макушин В.Д.. Чегуров О.К. Гонартроз (вопросы патогенеза и класси- фикации // Гений ортопедии. – 2005; 2: 19–22.
  6. Макушин В.Д., Чегуров О.К. Методика индексной оценки гонартроза и эффективности его лечения // Гений ортопедии. – 2007; 2: 9–13.
  7. Насонов Е.Л., Насонова В.А. Ревматология. Национальное руководство / М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008; 720 с.
  8. Ортопедия. Национальное руководство. Под ред. C.П. Миронова, Г.П. Котельникова. 2-е изд., перераб. и доп. / М.: ГЭОТАР-Медиа, 2013; с. 552–70.
  9. Светлова М.С. Диагностика и структурно-модифицирующая терапия остеоартроза коленного сустава // Современная ревматология. – 2012; 1: 38–44.
  10. Brandt K., Dieppe R., Radin E. Etiopatogenesis of osteoarthritis // Rheum. Dis. Clin. North. Am. – 2008; 34 (3): 531–59.
  11. Raynauld J., Marlcl-Pdcliicr J., Berthiaume M. Long term evaluation of disease progression through the quantitative magnetic resonance imaging of symptomatic knee osteoarthritis patients: correlation with clinical symptoms and radiologic changes // Arthr. Res. Ther. – 2006; 8: 21.
Источник: Ежемесячный научно-практический и публицистический журнал "Врач" №12 12'2017

pdf Скачать статью в электронном виде (PDF 0,4 МВ)


© Елатомский приборный завод, 2009-2018
Система качества предприятия сертифицирована по EN ISO 13485:2012, CAN/CSA ISO 13485:2003.
Сертифицированная продукция соответствует требованиям MDD 93/42EEC и CMDR.
Подтверждено (TUV NORD CERT GmbH, Germany) ОГРН 1026200861620 от 20.11.02 г. сер. 62 N 000337033.
Вся представленная на сайте информация, касающаяся наличия на складе, стоимости товаров, носит информационный характер и ни при каких условиях не является публичной офертой, определяемой положениями Статьи 437(2) Гражданского кодекса РФ. Информацию о наличии Товара на складе и стоимости Товара необходимо уточнить у вашего регионального менеджера компании.